Story #10

INTIMATE

INTIMATE are the innermost stories of girls, told anonymously. There's no signature, only a photo of the storyteller's nude breast, so she is completely exposed in front of the readers, both literally and metaphorically.

Рубрика Intimate — это сокровенные истории девушек, рассказанные анонимно. Вместо подписи — фотография груди рассказчицы, что символизирует ее полное обнажение перед читателями в прямом и переносном смысле.

Story #10

  • English
  • По-русски

Once upon a time I found some photos of an exotic fitness model who loved to appear naked in various interesting ways. I was fascinated by her emancipation and the beauty of her body. I began to dream about the same, I wanted to capture the result of my work on my body in the gym, I wanted to do nude pics, to invent the concepts of the shootings. I posed a lot at home alone and memorized advantageous poses, imagining what it would look like if it had been filmed. . After moving to Moscow and finally getting rid of parental control, I almost immediately began to look for photographers who could take pictures of me for free; I did not have the money to pay them at that time. I studied a lot, but I wanted not only to become a cool professional in my field (although frankly, I didn’t believe in it too much, and the reason was that my professional field is considered “non-female”, which made it hard for me to feel confident in it), but also to keep up still a lot of different things, such as being engaged into the strange game of those shootings..

I really liked my parallel semi-secret life. I met people from another world – photographers, makeup artists, stylists – and it impressed me. They said things that people usually did not say in my professional and university environment, they thought differently, it amused me. Then there came a moment when I realized that I needed to devote a lot of time to the work, and this did not go well with the photo shootings at all. Plus, I lost some interest in this process. If you are filming for yourself, and not doing it professionally, earning money from it, then it’s a pity. A shooting can last all day, and the photographer can prepare for shooting very slowly, constantly taking breaks and not worrying at all about the fact that you still wanted to do something else on that day. Although the majority of photographers are darlings and respect the work of the model. That being said, I remember a couple of photographers with whom I would not like to meet again. One very much neglected my time, the second was aggressive and asked me to do too depraved poses, most likely he even wanted to fuck me.

In the end, I quit shooting and shifted towards the office life, I studied and worked a lot. Together with this ordinary life, as well as the incessant stream of news about stupid deeds for social media reposts, universal enslavement of the media space, restriction of freedom of speech and the ubiquitous Russian absurdity came the fear for my settled life, where my career is the main priority, that my naked pictures may suddenly emerge and pose a problem. I acted mostly with good photographers TFP, and according to these conditions they could share their portfolio in open access. I started to be afraid that the photos could be found on the Internet and some companies would not take me to work because of this, for example. I was afraid that my whole life might collapse because of this. It became an obsession, I could not sleep, I was afraid of my neighbors, I was afraid that someone would see me through the window. Although at the very beginning I was well aware of what I was doing. I decided not to take a pseudonym for the shooting, I did not want to lie to myself. I wanted to be myself, one person, not several, I wanted to be one character, accommodating a palette of poorly combined things. I liked it in myself and I like it now. Back then, at the beginning, I decided that I simply would not associate my life with people who consider my passion to be something shameful and blocking the way somewhere. I liked to shoot, it was both my protest and tranquilizer, a highlight and a boost for my self-confidence. It was also an important story of relationships with the body. But it was difficult

В какой-то момент я наткнулась в интернете на фотографии одной экзотичной фитнес-модели, которая любила сниматься голой в разных интересных образах. Меня заворожила её раскрепощенность и красота тела. Я стала мечтать о том же, я хотела запечатлеть результат своих трудов над телом в зале, я хотела заниматься ню-съемками, придумывать их концепции. Я много позировала дома в одиночестве и заучила выгодные позы, воображала результат съемок. Перебравшись в Москву и окончательно избавившись от родительского контроля, я почти сразу стала искать фотографов, которые могли бы поснимать меня бесплатно, потому что денег на съемки у меня тогда не было. В это время я училась, но я хотела не только стать крутым профессионалом в своей сфере (хотя честно говоря, слабо в это верила, причина тому – “неженская” профессиональная сфера, в которой долгое время было сложно ощутить себя уверенно), но и успевать еще кучу всего, в том числе заниматься такой странной дичью, как этими съёмками.

 

Мне очень нравилась моя параллельная полутайная жизнь. Я знакомилась с людьми из другого мира: с фотографами, визажистами, стилистами – и меня это прикалывало. Они воспринимали мир совсем не так, как в моем профессиональном и университетском окружении, мыслили как-то иначе, меня это забавляло. Потом наступил момент, когда я поняла, что мне нужно очень много времени посвятить работе, и это совсем не клеилось со съёмками. Плюс я немного охладела к этому процессу. Если ты снимаешься для себя, а не зарабатываешь этим профессионально, то это задалбывает. Съемки могут длиться весь день, и фотограф может очень медленно готовиться к съемке, постоянно делать перерывы и вообще не париться о том, что ты ещё что-то хотела успеть в этот день. Хотя в большинстве своем фотографы – душки и с уважением относятся к работе модели. Но помню пару фотографов, с кем я не хотела бы встретиться снова. Один очень сильно пренебрегал моим временем, второй был агрессивен и просил делать слишком развратные позы, скорее всего, даже хотел меня поиметь.

 

В итоге я бросила съёмки и перетекла в офисную жизнь, очень много училась и работала. Вместе с этой обыкновенной жизнью, а также с непрекращающимся потоком новостей о глупых делах за репосты, всеобщим закрепощением медийного пространства, ограничением свободы слова и просто вездесущим российским абсурдом пришел и страх за то, что теперь в моей оседлой жизни, где моя карьера – главный приоритет, мои внезапно всплывшие голые фотки могут стать проблемой. Я снималась в основном у хороших фотографов TFP, и согласно этим условиям они могли выкладывать своё портфолио в открытый доступ. Я боялась, что фото могут найти в интернете и, например, не взять меня из-за этого на работу. Я боялась, что вся моя жизнь может рухнуть из-за этого. Это стало одержимостью, я не могла спать, я боялась своих соседей, боялась, что кто-то увидит меня в окне моей квартиры. Хотя в самом начале я прекрасно отдавала себе отчет в том, что я делаю. Я решила не брать псевдоним для съемок, я не хотела врать себе. Я хотела быть собой, одним человеком, а не несколькими, хотела быть одной личностью, вмещающей в себя винегрет из слабо сочетающихся вещей. Мне это нравилось в себе и нравится сейчас. Тогда, в начале, я решила, что я просто не буду связывать свою жизнь с людьми, которые считают мое увлечение чем-то постыдным и преграждающим путь куда-либо. Мне нравилось сниматься, это было и моим протестом, и успокоением, и изюминкой, и драйвером моей уверенности в себе, и важной историей отношений с телом. Но мне сложно было вновь поверить в это все в этот ужасный неврозный период. Мне хотелось надеть монашескую рясу и спрятаться от мира.

 

Друзья очень сильно поддерживали меня, говорили, что всем плевать на мои фотки. Более того, фотки у меня заебись и правда красивые и стильные, так что и стыдиться нечего. Это не работало. Я была загнана далеко в страх. Но постепенно я сама начала стремиться к выходу из этого ужаса. Я стала интересоваться известными женщинами, которые не стеснялись своей наготы. Я прочитала книгу Толоконниковой “Read & Riot”, в которой я нашла просто бездну вдохновения, смелости и веры в себя. Мне снова захотелось бунтовать!

 

Я успокоилась и приняла свой опыт. Я вновь горжусь им. Может быть, я даже снова начну сниматься. Я очень хочу, чтобы женщины не стыдились своих тел и не были ограничены чьими-то представлениями о том, что им можно делать, а что нельзя. Чтобы не держали свою сексуальность в ежовых рукавицах. Нагота – не преступление и далеко не всегда она предполагает предложение секса. В первую очередь нагота – это способ подружиться со своим телом. И я благодарна ей за то, что у меня это получилось.