Story #2

INTIMATE

INTIMATE are the innermost stories of girls, told anonymously. There's no signature, only a photo of the storyteller's nude breast, so she is completely exposed in front of the readers, both literally and metaphorically.

Рубрика Intimate — это сокровенные истории девушек, рассказанные анонимно. Вместо подписи — фотография груди рассказчицы, что символизирует ее полное обнажение перед читателями в прямом и переносном смысле.

Story #2

  • English
  • По-русски

I’ve never felt myself like a woman.
Nor like a man.

When I imagine myself – at least for a second – one or the other, it seems to me somewhat funny and – for some reason – makes me unbearably sad.
Back in my childhood I’ve seen recurrent dreams where I was a creature without sex and certainly not from this Earth. Dying in the Martian desert, feeling great tiredness, and somewhere far far away I could see those like me passing by: only “Males” and “Females”. I looked at them and couldn’t feel anything.

But not everything is so tragic. Nature, despite everything, gave me quite an attractive body and healthy genetics, so that in the world of females my position is not so bad and my flexible mind and practical abilities give me certain privileges within the male society. I have nothing to complain about.

I remember violence and pain: I was raised up in a strict family where physical punishment was a norm. My father tried to turn me into a mathematical genius, a top model, but he would never call me anything but a “retard” or a “freak” and constantly used force. It’s impossible to forget this burning physical pain as well as constant humiliation. Comprehensive development has been taken care of, but desire to do anything has been atrophied forever and ever. As it usually happens in such cases, art provided a helping hand. Since then I’ve felt myself more or less at my own place.

I obtained the first proof of my sexuality when I was 8 years old: my girlfriend’s grandfather tried to seduce me into an intimate relationship… I remember everything very well, what he did and what he said. The situation promised to be quite dirty but I quickly realized what was going on and rode my bicycle back into my childhood. I wouldn’t say that it strongly influenced my becoming-of-age, although there’s been a manifestation of some kind of intimate contact… I just understood something and took notice of it.

In general, my experience of sexuality and intimacy is quite boring and totally girly, in spite of everything. I don’t like excess, I don’t like rudeness, I regard the process itself at a very high esteem. I despise pornography as a phenomenon and never let it into my life. Unlike erotics: it is reminiscent of something antique and I happily use it in my creative process. Magnificent, powerful sculptures that are frozen in the moment of intimacy: one day I hope to depict something like that.

I truly respect interaction and mutual understanding of sexes. That’s why I’m not really good with feminism: it implies respect in one direction only. The topic of abortion is perhaps the most sensitive issue: it is a mystery to me how one can assume responsibility for a death of an individual considering all the depth and complexity of life’s alchemy. I myself have lost two wanted pregnancies for unknown reasons and this topic is quite painful for me. Although everything passes by, even a strong wish to have children. Abortion for me is as disgusting as pornography.

I also have quite an unpopular opinion regarding so-called slut shaming and other moral innovations. The level of sexual tension in the world is unlikely to diminish in the nearest future, so my advice to girls would be to put on longer skirts. And to do more intellectual labor, creative work and to care more about their man – both the one on the outside and the one on the inside, that is, if they have one.

Женщиной я не чувствовала себя никогда.
Мужчиной – тоже.

Когда я представляю себя хоть на секунду тем или иным, мне становится немного смешно и почему-то невыносимо грустно.
Ещё в глубоком детстве я видела повторяющиеся сны, где была существом бесполым и точно не Земным – печально погибала в марсианской пустыне, ощущая страшную усталость, а вдалеке проходили такие же как я, только “М” и “Ж”. Я смотрела им вслед и ничего не испытывала.

Но не всё так трагично – природа, тем не менее, наделила меня вполне привлекательным женским телом и здоровой генетикой, так что в мире самок я вроде бы занимаю неплохие позиции, ну а гибкий ум и прикладные способности дают определённые привилегии и в мужском обществе. Жаловаться не приходится.
Я помню насилие и боль – воспитывали меня в строгости и телесных наказаниях, отец пытался сделать из меня то математического гения, то топ-модель, но иначе как “дебилом” и “уродом” никогда не называл и постоянно применял силу – эту жгучую физическую боль забыть невозможно, не говоря об унижениях. Всестороннее развитие было обеспечено, но желание что-либо делать было отбито навсегда. На помощь в какой-то момент пришло искусство, как и водится в подобных ситуациях. С тех пор я чувствую себя более-менее на своём месте.

Первое доказательство собственной сексуальности я получила в 8 лет – на даче дедушка подруги пытался склонить меня к близости, я хорошо помню всё, что он делал и говорил. Ситуация обещала быть грязной, но я быстро смекнула что к чему и укатила на велосипеде обратно в детство. Не скажу, что это сильно повлияло на моё становление, хотя был и тактильный контакт, просто я кое-что поняла и намотала на ус.

В целом моё ощущение сексуальности и процесса близости как такового довольно скучное и совершенно девчачье, несмотря ни на что. Я не люблю излишков, не люблю грубость, вообще очень возвышенно отношусь к процессу. Презираю порнографию как явление и никогда не впускаю её в свою жизнь. В отличие от эротики: она навевает античные ассоциации, и я с удовольствием использую её в творчестве. Прекрасные, могучие статуи, застывшие в моменте близости – надеюсь когда-нибудь изобразить что-то подобное.

Я очень уважаю взаимодействие и взаимопонимание полов – поэтому с феминизмом у меня не складывается, – уважение он предполагает почему-то в одностороннем порядке. Тема абортов, наверное, самая острая: как, принимая всю глубину и сложность алхимии жизни, можно взять на себя ответственность за смерть новой личности, – для меня загадка. Я сама потеряла две желанные беременности по неизвестным причинам, и тема эта для меня довольно болезненная, хотя всё проходит, даже острое желание иметь детей. Аборт для меня – такая же гнусная вещь, как и порнография.

По поводу так называемого слатшейминга и прочих нравственных нововведений у меня также совсем не популярное нынче мнение – уровень сексуального напряжения в мире вряд ли в ближайшее время пойдёт на спад, так что я бы посоветовала девчонкам надеть юбки подлиннее. И больше заниматься интеллектуальным трудом, творчеством и заботой о своём мужчине – как внешнем, так и внутреннем, если таковой имеется.